Операция 1915 года

Вильно-Молодечненская операция 1915 года

Вильно-Молодечненская операция, имевшая целью окружение 10-й и части 1-й русских армий в составе 10 корпусов, привела, в конечном счете, лишь к выигрышу огромного пространства. В оперативно-стратегическом отношении нельзя, конечно, не признать, что в целом эта операция принесла большой успех германскому оружию. Однако с точки зрения оперативно-боевой, разгрома и уничтожения живой силы своего противника она непоучительна, так как живая сила и материальная часть русских армий остались почти нетронутыми. Некоторые германские военные историки указывают, что эта операция якобы дала германцам 30 тысяч пленных. Но эти данные не подтверждены документально.

Командование русского Западного фронта в процессе операции, несмотря на исключительно сложную обстановку, хорошо маневрировало резервами. Оттягивание с фронта во время сражения вначале 4, а затем и 6 корпусов для использования их на угрожаемом участке говорит не только о волевых качествах главного командования Западного фронта, но и о его высокой оперативной компетенции. Перегруппировка 4 корпусов к правому крылу фронта была сопряжена с большим риском, так как германцы легко могли прорвать фронт 1-й, 2-й или 4-й армий. Фронт ЭТИХ армий был тем щитом, под прикрытием которого войска совершали свой маневр.

Успех германцев в Вильно-Молодечнснской операции надо полностью отнести к заслугам 6-го конного корпуса ген. Гарнье. На протяжении всей операции этот корпус, ворвавшись в тыл, а затем и в оперативную глубину русского Западного фронта, вел за собой ударную группировку 10-й Германской армии (группы Эбена и Гутьера). Учитывая успех своего конного корпуса, германское командование правильно ставило ему все новые и новые задачи по глубокому охвату правого крыла 10-й армии русских, но оно упускало из виду основное — своевременную поддержку этого корпуса пехотой. Ударная группировка немцев в составе групп Эбена и Гутьера (всего 10 дивизий) не имела свободы маневрирования. Рокируясь своими частями на северо-восток, она последовательно стремилась только охватывать фронт русских. При этом происходило непрерывное наращивание фронта с фланга, однако нигде не было ярко выраженной, имеющей свободу маневра ударной группировки. Своим глубоким вклинением вначале в тыл, а затем и в оперативную глубину в стыке Северного и Западного фронтов конный корпус ген. Гарньс сумел расколоть эти два фронта и создать угрожающее положение операционным направлениям на Петроград и Москву. Конный корпус против воли командования германского Восточного фронта выполнял на деле задачу фронтового масштаба. В этом отношении действия конницы обеих сторон по своему характеру резко различны. Если у германцев почти вся стратегическая конница была брошена на тылы русских армий, то русское командование в процессе операции возлагало на конные массы те задачи, которые должны были выполнять части пехоты. В первый период операции конница или пристраивалась к флангу своей пехоты (1-й кав.корпус ген. Орановского во время боев с 2-й и 58-й пехотными дивизиями немцев) и содействовала ее успехам или совсем уходила за фланг своей пехоты (конный отряд ген. Казнакова), не поддерживая даже соприкосновения с противником. Взаимодействие конницы плечом к плечу с пехотой особенно резко выявилось в действиях конного отряда ген. Тюлина. Этот отряд на протяжении всей операции не выходил из подчинения командиров армейских корпусов, которые, естественно, использовали его в интересах решения своих тактических задач.

Темпы операции до 17 сентября в среднем не превышали 9 — 10 км в сутки. При этом отход русских на всем фронте совершался вполне организованно и без особого воздействия со стороны германцев. Темпы развития операции ударной группировки германцев были несколько выше. Пехота продвигалась со скоростью 15 км в день, конница в первые четыре дня (начало прорыва) сделала 70 — 80 км, в дальнейшем продвигалась не свыше 20 —- 25 км в сутки. После того как прорыв совершился и конные отряды Казнакова и Тюлина открыли германской коннице доступ в тыл 10-й армии, последняя в течение семи дней на своем пути к Молодечно встретила лишь этапный отряд полковника Назимова. Таким образом, германская конница по существу маршировала в неохраняемом пространстве. Поэтому темпы продвижения в этих условиях являются недопустимо низкими. В то же время фронтовые резервы, направляемые русскими для ликвидации прорыва, выдвигались: конница — со скоростью 60 — 70 км, а пехота — 30 км в сутки, т. е. в два раза быстрее, чем продвигались немцы, развивавшие прорыв. Все марши русской конницы были проведены без отставших и вполне организованно, а русская пехота послс тридцатикилометровых маршей нередко вступала в бой. Быстрые темпы выдвижения резервов создали условия, необходимые для перелома операции в пользу русских войск.

В результате прорыва, осуществленного германскими войсками, и действий конного корпуса ген. Гарнье Западный фронт русских отошел на 100 км па восток. Германцы, таким образом, выиграли огромное пространство. Коммуникационные пути армий Западного фронта, проходившие через Молодечно на Вильно и Лида, были прерваны. Командование Западного фронта было вынуждено в процессе операции произвести весьма сложную перегруппировку своих сил и средств и выдвинуть на Свенцянское направление две новые армии (1-ю и 2-ю). Широкая по замыслу Вильно-Молодечненская операция проводилась германцами силами и средствами, которые не отвечали ее замыслу. Их войска в результате напряженной боевой деятельности летом 1915 г. были утомлены. Силы и средства обеих сторон, учитывая огромный некомплект, были почти одинаковы, и только в районе прорыва германцы имели огромный перевес (96 эскадронов, 72 батальона, 400 орудий против 82 эскадронов, 51/2 батальонов и 42 орудий русских). Однако в кризисный момент операции на решающем направлении русское командование в результате искусного и смелого маневра своими резервами сумело создать превосходство в силах и отбросить немцев.

Германская конница в этой операции была применена и действовала лучше, чем в других операциях мировой войны 1914—1918 гг. Результаты использования этой конной массы были бы, несомненно, значительно большими, если бы германское командование бросило в прорыв все 6 кавалерийских дивизий и подкрепило их в процессе операции большим количеством пехоты, посаженной на грузома- шины или подводы. Не сделав этого, германское командование допустило большую ошибку.

Еще большую ошибку совершило командование русского Западного фронта, которое, имея на фронте 20 кав.дивизий, бросило навстречу конному корпусу ген. Гарнье только пять из них. После отхода конного отряда ген. Казнакова задачу ликвидации прорыва командование Западного фронта возложило в основном на армейские пехотные корпуса, а не на конные массы, которые сделали бы это значительно быстрее. Боевые действия конных масс в Вильно- Молодечненской операции еще раз подтвердили, что современная конница как подвижный род войск требует большого технического оснащения. Ограниченность огневых средств лишает конницу той пробивной ударной силы, которая, как показал опыт войны, ей так необходима.

Источники

Книга “Памяць: Маладзечна і Маладзечанскі раен” Г. П. Пашкоу. Беларуская Энцыклапедыя, 2002.

Кирпичников А. Конные массы в развитии про­рыва // Военно-исторический журнал. 1940. N2 8.

Share Button
Заметили ошибку в тексте? Выделите текст - нажмите Ctrl + Enter. Будем благодарны за помощь!